Сеня, водка и селедка.

80-е. Звонит мой друг и однокурсник Сеня, зовёт в гости – есть повод. Нерадостный правда: Сеня разводится с женой и уезжает в Минск, к родственникам. Сегодня вечеринка у него в мастерской – дурацком помещении с ободранными обоями и дырами в полу. Собираюсь, иду.
В центре комнаты на ящиках из-под овощей накрыт прощальный стол – прямо на газетах лежит крупно нарезанная селёдка с кольцами лука, картошка в мундире, стоят бутылки с водкой и гранёные стаканы. А в углу на спиральной плитке, прямо на полу, в побитой эмалированной кастрюльке варятся пельмени. Всё это сильно смахивает на продуманную инсталляцию. Надо сказать, что дома у Сени я была не раз – дизайнерские мебель и светильники, стильная посуда, сплошное эстетство. А здесь однозначно подготовлен спектакль с нашим участием. Что-то вроде «вспомним юность боевую». И я действительно вспоминаю…
Это ведь тот самый Сеня, что водил в кино всех девушек факультета! И меня водил. И не однажды. И вот иду я как-то с Сеней из кино. Вечер, прохладно, у меня платье с короткими рукавами, я откровенно мёрзну – дрожу и зубами стучу. Сеня меня от души жалеет, но пиджак свой не предлагает, даже не расстёгивает. Эх, думаю я, как же далеко ему до благородных киногероев! У моего подъезда Сеня все - таки снимает пиджак. И что же я вижу? Модная рубашка с воротником-стойкой, это просто рубашка, надетая задом наперёд. К тому же, она с чужого плеча и Сене катастрофически мала – пуговки не сходятся, на полуголой спине красуется большая булавка!
Посмеялись мы тогда от души, а потом много лет дружили. Сеня оказался изобретательным, артистичным юношей. В детстве он занимался в цирковой студии, и на каждой вечеринке удивлял нас чудесами жонглирования. После института женился и родил дочь, мы продолжали созваниваться. Когда я устроилась на завод пластмасс, скоро там появилась еще одна вакансия дизайнера и я пригласила Сеню. О чем не пожалела: мы всегда понимали друг друга и нам было легко работать вместе.
В обед мы стояли на голове. Буквально, как йоги и читали сказки Гофмана. В тот период он рисовал к ним иллюстрации и готовился к вступлению в Союз Художников. А я осваивала технику пера, копируя иллюстрации Виталия Воловича. У нас было много общего и нам было интересно рядом.
И вот теперь всё с ног на голову: наш Сеня зачем-то уезжает в какой-то дурацкий Минск! Но факт остаётся фактом: сегодня, прощальная вечер. Среди гостей известные художники города, я и дама-искусствовед, которая пишет о творчестве Сени. А сам Сеня бесконечно нас фотографирует, хочет увезти эти фотки на память с собой.
Сидим, говорим, пьём водку, на душе не спокойно… Все ушли курить, и вдруг Сеня предлагает мне уехать с ним: я его самый-самый настоящий друг, на меня можно положиться, с таким человеком, как я, не страшно всё начинать с нуля. Отличное предложение, но есть маленький нюанс – у меня муж и сын! Давай, говорит, и сына заберём, он у тебя хороший, мы дадим ему прекрасное образование. Оно ТАМ совсем другое! Где это «там», пожимаю плечами, в Минске? Сеня загадочно улыбается: подумай, у тебя есть неделя.

…Через пару недель я получила от Сени телеграмму из Нью-Йорка – снова приглашал присоединиться.


Спустя десять лет я всё-таки оказалась в Америке. В середине 90-х появилось новое веяние – отправлять наших «свеженьких» предпринимателей туда на обучение. В состав первой делегации от Центра женского предпринимательства включили меня. Было запланировано посещение предприятий хлебной, швейной промышленности и бытового обслуживания.
Накануне отъезда я сломала ногу. Группа женщин-предпринимателей улетела без меня. Через полгода мне вновь настойчиво предложили поехать учиться, но уже с другой группой: 30 мужчин-предпринимателей летят послушать курс профессора Леонтьева «Базовые принципы рыночной экономики». Ну конечно, я лечу с ними!
Нью-Йорк! Небоскребы! Живём, вы не поверите, в тех самых в башнях-близнецах! Программа очень насыщенная, и образовательная и экскурсионная. Лекции и мастер-классы по маркетингу, менеджменту, основах конкуренции – для меня это совершенно новый мир. Но зачем вам, американцам, тратить на обучение русских по 8000$ на каждого?
«А с кем же нам работать в России?» – был ответ. «Сначала мы вас обучим, и будем работать с вами по цивилизованным правилам». Так и произошло, после поездки многие бизнесмены из нашей группы действительно стали плотно сотрудничать с Америкой.
***
В один из вечеров мы встретились с Сеней. Перво - наперво он повёз меня в торговый центр, показать мне отдел носков и нижнего белья всех видов, цветов и размеров. Хотел удивить, он ведь тогда уехал от пустых магазинов. Но я не удивилась. В России уже было полно китайского и турецкого товара. Проблема штопаных носков для страны была решена.
Затем мы поехали в книжный дом. Шесть этажей книг, по рельсам вдоль стеллажей двигаются лестницы. Наверху, под самым куполом, отдел с энциклопедиями. Сеня достает тяжелый том с верхней полки и находит свое имя – энциклопедическая статья об известном американском художнике-графике. Я горжусь: теперь мой друг продает свои работы по всему миру!
Это надо отметить. Едем в японский ресторан. Казалось бы, диковина для нас, недавних «совков». Ловкие японские повара готовят суши у нас на глазах, Сеня победительно смотрит на меня, а я опять не удивляюсь. Было бы чему - нашу группу всю неделю принимали по высшему разряду, кормили в лучших ресторанах, катали на яхте вокруг Манхэттена и на вертолете вокруг Статуи Свободы. Сеня не верит: это же колоссальные деньги! Значит, я того стою, скромно улыбаюсь я. Теперь и он мной гордится – я осталась в своей стране, состоялась как дизайнер и открыла собственное дело.

***
В Нью-Йорке меня потрясло разнообразие рас, народов и национальностей, живущих рядом в одном городе. На улицах микс из этнической и европейской одежды. Я много фотографировала и зарисовывала.
Перед отъездом, еще раз зашла в тот самый книжный. Накупила книг по этнике: альбомы про индейцев, ацтеков, афро-американцев, эскимосов Аляски. Таких книг еще не было в России. Решила, как только вернусь – сразу сделаю этническую коллекцию и назову ее «Космополитен». Русский фольк – это мой старт, этника мира – теперь это моё всё.
‹ Предыдущий пост
Бандиты
Следующий пост ›
Маньяк.