Четверо в Мексике.

Конец апреля. Я закончила большой проект в Питере, впереди десять свободных дней - майские праздники. Муж сказал"Ни в чем себе не отказывай! Сейчас моя очередь "пасти" детей. Моей давнишней мечте пора стать явью. Решено - улетаю в Мексику прямо из Питера.
Дружно отметили мой отъезд с партнерами по питерскому проекту. На закройном столе освободили участок и накрыли фуршет, на другой его стороне продолжалась работа – до последнего кроили какой-то срочный заказ. Такси заказано на три часа ночи. Но его нет. Время идет, шансы опоздать на самолет растут. Выскакиваю на улицу, добираюсь на перекладных. В зал вылета прибегаю последняя – так началось одно из самых больших приключений в моей жизни.
Работник аэропорта, дама в форме, досматривает багаж.
– Сколько валюты везете?
– Тысячу долларов.
На дворе – 1998 год, еще много чего нельзя…
– Можно только 500, – говорит она. – Отдайте лишнее провожающим.
– А где же мне их взять-то, провожающих?
– Ой, ну ладно. Проходите вон туда и спрячьте деньги!
Захожу за колонну и прячу деньги «на себе». Сколько раз потом в Мексике я с благодарностью вспоминала эту милую даму из «Пулково»! Как мне пригодились потом эти наличные! Что такое банковские карты, нам тогда было неведомо.
Марат
Ура, я в кресле самолета! Где же моя группа? Прилетели во Франкфурт, пересадка. Вижу одного мужчину из нашей группы. Он должен был лететь с женой и тремя детьми, но жене и двум детям не дали визу. И теперь Марат летит только с одним сыном. Пять часов мы бродили по аэропорту, пили, болтали и даже придумали совместный бизнес. Понравились друг другу. Ах, какой у него славный малыш! Впереди у нас десять дней, чтобы познакомиться поближе!
На посадке мы поздоровались еще с одной парой из нашей группы – представительный блондин с молодой, безвкусно одетой дамой. Блондин часто наклоняется к спутнице и что-то нежно шепчет ей на ухо… Я тоже уже «не одна», рядом со мной веселый, общительный мужчина, пусть и с ребенком.
Прилетаем в Мехико-Сити. На паспортном контроле Марат вдруг замолкает, к нему подходят двое и куда-то его уводят вместе с сыном. Только на следующий день я узнала, что он попросил политического убежища.
Валера
Я снова одна. Получилось, что из группы в восемь человек трое остались в Москве, а двое «спрыгнули» в Мексике уже в аэропорту – и теперь у меня только два спутника. Та самая сладкая парочка. Нас никто не встретил! Мы с Валерой и Лидой берем такси и едем по ваучеру в отель. Теперь понятно: он директор, а она его бухгалтер. В отеле я осознала, что нас не просто не встретили, но и не вручили ваучеры в следующий отель?
Утром с меня требуют оплату шведского стола, хотя все оплачено в Питере. Звоню в номер к Валере – ой, кажется, я не вовремя, Лида там же… Им не до меня.
Ни в тот день, когда надо было ехать на экскурсию по Мехико-Сити, ни во второй, когда я участвовала в настоящей первомайской (но только мексиканской) демонстрации, Лида с Валерой так и не вышли из номера. На третий день утром с чемоданом я сидела у рецепции в ожидании трансфера: нам пора было улетать на другой край Мексики в Канкун. Но чуда не свершилось. Никто за мной не приехал.
Опять беспокою моих попутчиков. Еле-еле до них дошло – мы забыты в этой стране и нас троих объединяет одна беда. Телефоны принимающей стороны молчали. Самолет благополучно улетел без нас. Мы все же приехали в аэропорт, рейсов на Канкун на 10 дней вперед нет. Кое-как, не зная языка, купили билеты на самолет, который летит бог знает куда – то ли в Папуа-Новую Гвинею, то ли на Багамы – главное, что есть посадка на Канкуне.
Лучше бы мы сидели в Мехико! Наш самолет попал в грозу. Жуткая турбулентность, страшно, все в панике. Господи, помоги! Молюсь, «заговариваю» грозу – все безрезультатно. Приносят выпить. Под неодобрительным взглядом Валеры заказываю виски. А вот Лидочка заказывает минеральную воду, она хочет помереть в полном сознании! И еще у нее нет длиннющих ногтей и голого живота. Я раздражаю Валеру самим фактом своего присутствия. Он так хотел уединиться с Лидой, уехал с ней на другую сторону Земного шара – а тут я упала на хвост. Самолет дрожит и вот-вот развалится. Объявили экстренную посадку. Мое воображение разыгралось не на шутку, я мигом представила себе остров, на котором мы будет жить втроем после катастрофы… Когда-то в одном интервью меня спросили, что бы я взяла на необитаемый остров – я ответила: мужа, любовника и спички. Кто же знал, что я и впрямь попаду на остров? О, сила мысли – мы действительно садимся на остров Консумель…
Слава богу, не приводняемся, а приземляемся. На острове мы проводим длинных семь часов. После чего благополучно, правда, с опозданием на сутки, оказываемся в Канкуне.
Это самый длинный курорт мира – от аэропорта до моего отеля 100 километров в одну сторону, до отеля Лиды и Валеры 100 км в другую! Я умоляю их проводить меня, ведь кругом ночь. Аэропорт скорее напоминает фанерный ящик, вокруг одни мексиканцы! Документов на поселение в отель у меня нет, впрочем, у них тоже. Лидочка уговаривает Валеру проводить меня. Дорогу оплачиваю я. Боже, как же я устала! Скорее в номер, на океан! Но в отеле – меня не ждали, заказа от фирмы нет.
Мои провожатые уехали. Что-то их ожидает. Одно спасение – телефон. Какая удача, я дозвонилась до Екатеринбурга! Олег обещает разобраться с ситуацией. Теперь надо ждать, сколько – непонятно. По-русски здесь никто не говорит. А я не говорю ни на каком другом! Русских вообще видят тут впервые. В отель меня не селят. Спасибо хоть сжалились – взяли чемодан на хранение и разрешили выйти на берег.
Ночь. Лежу на шезлонге на берегу океана, а рядом сидит охранник. То ли меня охраняет, то ли шезлонг. Под шелест волн я задремала. А утром позвонил Олег. Все оказалось непросто: надо было скоординировать сразу три агентства, в Питере, Екатеринбурге и Мехико-Сити. Разборки длились два дня. Все осложнили майские праздники. Живу на пляже, купаюсь, помню, что-то ела, и еще там был душ. Ко мне привыкли. И зачем я брала с собой чемодан? Кроме купальника, ничего и не надо.
На третий день меня пригласили к телефону. Представитель турагентства из Мехико-Сити на русском языке сказал, что он сейчас на Майами, вот вернется и во всем разберется. А я пока могу переехать в другой отель и на два дня поселиться там. Он обо всем договорился. На такси еду в другой отель, который совсем не близко. На этом мои деньги окончательно кончились. Но и там меня тоже никто не ждал!
Аркадий
На ресепшн теперь уже нового отеля на чистом русском стонала, чтобы меня нашли в компьютере и заселили. Наличные закончились, заплатить за номер не могу, поесть не на что. И тут подошел он – с предложением помочь. О небо! Благодаря ему я смогла объясниться со служащими. О чудо! Меня все-таки заселили в отель, но кормить до приезда нашего турагента отказались.
Знакомлюсь со своим спасителем. Аркадий – эмигрант из России, теперь живет в Австралии, совершает кругосветку, сейчас через Мексику едет к друзьям в Канаду. Угощает меня ужином. Он историк, занимается майя и ацтеками. Какая удача – мне ужасно интересно все о великой цивилизации! Радость светится и в его глазах: у него есть благодарный слушатель! А я, может быть, именно за этими знаниями сюда и приехала!
– Главная магистраль Теотеокана начинается у пирамиды Луны, идет на юг мимо пирамиды Солнца к храму Кецалькоатля. Считается, что это символ объединения божественного и земного. 225-метровые стороны основания пирамиды Солнца равны длине основания большой пирамиды Хеопса в Египте, – размеренно повествует Аркадий.
Сидим на берегу. Тяжелое солнце долго опускается в воду. Оранжевое полотнище неба рассечено малиновыми и алыми языками. Невдалеке играет небольшой оркестр. Я увлечена и не замечаю, что Аркадию 70 лет.
Мануэль
Наконец-то из отпуска вернулся Мануэль – представитель турагентства. Сколько внимания, извинений! Он – милашка. Пригласил меня в ресторан, сочувственно выслушал повесть о моих ужасных приключениях. Мне вернули деньги за перелет до Канкуна и выдали новый обратный билет. Сразу бы так!
Три дня живу в раю. Посетила плантацию бабочек, поселение и пещеры майя, пирамиды ацтеков, зоопарк птиц и ягуаров, театр лошадей. Катаюсь на лодке по узким протокам, ем фрукты с деревьев. Слушаю концерт национальной музыки с мандолинами и барабанами, даже видела 50-метровый столб, на котором четыре верхолаза исполняли акробатические этюды на веревках в поднебесье. Плавала по подземной реке и несколько часов гоняла на скутере по океану.
От Мануэля узнаю, что «пятизвездочный отель» Лиды и Валеры на деле оказался маленьким бунгало из веток на песке для людей, желающих слиться с природой. Среди песков их обнаружил Мануэль и перевез в другую часть Канкуна, там все блестело и сверкало, было много дискотек и шума. И, главное – жила я. Обратно летели вместе, втроем, сидели рядом, много болтали. Валера предлагал мне виски.
Пока я носилась на скутере по океану, мой муж Олег от волнения за меня разболелся. Дома в Екатеринбурге турагенство мне вручило две бесплатные путевки в Анталию на излечение. Мой новый друг Валера через суд разорил питерскую турфирму, название которой уже никто никогда не вспомнит.
‹ Предыдущий пост
Маньяк.