Ассамблея неукрощенной моды.

Через год после Таллина узнаем: в Риге проходит еще один интереснейший конкурс. Проводит его Бруно Бирманис, популярный дизайнер моды, основатель современной латвийской фэшн-культуры. Бруно – учредитель и продюсер фестиваля альтернативщиков «Ассамблея неукрощенной моды». Каждый год фестиваль собирает более двухсот участников с потрясающими по креативу коллекциями. Из нашего города мы поехали втроем – я, мой муж Олег и Люся Пашевич. Попасть на этот международный фестиваль было непросто. Только наши призовые места на Таллинском конкурсе помогли нам войти в состав участников.
Я к тому времени была уже сама себе хозяйка, владелица собственного предприятия, а значит – свободный художник, не зависящий ни от чьего-то мнения, и ни от времени. Коллекция, которую мы повезли в Ригу, называлась «Моллюски и каракатицы». Придумали ее летом, всей семьей, сидя под тенистым раскидистым орехом на даче в Крыму.
Основой конструкции стала гнутая проволока, на которую натянут тонкий трикотаж. Форма скрученной спирали настолько подвижна, что, надевая ее на фигуру, мы каждый раз получали новый образ. Название родилось мгновенно – кто-то из детей воскликнул, глядя на наши примерки: «Ой, папа-мама, вы как моллюски и каракатицы!».
Таллинн, когда мы ездили туда, был для нас частью родной страны. Прошел всего год, а Рига уже стала заграницей – рухнул Советский Союз. Страна раскололась на множество государств. Границы закрылись. Чтобы попасть в Латвию, нужен заграничный паспорт, а главное – виза, которую можно было получить только в Москве! Хлопот добавилось.
В поезде наши большие коробки и чемоданы, набитые проволокой и несуразными тряпками, вызывали подозрения латвийских таможенников. А у Люси в коллекции вместо шляп ехали большие абажуры! Объяснить таможенникам, что это искусство, а не контрабанда, было очень сложно. Чем больше мы объясняли, тем больше они подозревали. Требовали декларацию, подписанную в нескольких инстанциях. А что декларировать? Проволоку, тряпки, абажуры? Но таможня добро не давала. Нас чуть не сняли с поезда, но потом подумали и оставили. Слишком много народу пришлось бы снимать: таких, как мы, в поезде было столько, что можно было заселить маленький латвийский городок.
Добирались так долго, что приехали прямо в день своего выступления. Вечером наш показ. Репетицию обещали объявить по громкой связи. Выставочный павильон был в двухстах метрах от моря – и мы отправились гулять на берег. Услышали объявление: «На репетицию приглашаются иностранные дизайнеры!». Ну, думаем, зовут французов с итальянцами. Как выяснилось, звали нас, это мы теперь иностранцы! В итоге репетицию пропустили. Когда это обнаружилось, возмущаться было поздно.
Вдвоем с Олегом бежим за коллекцией, хватаем вещи и на выход! Через 30 минут наш показ. В углу уныло стоят манекенщицы, без грима и причесок.
Я и Олег судорожно надеваем на себя вещи и за сценой пытаемся показать им, как надо двигаться на сцене. Изображаем из себя волнующееся море, водоросли и изящно вибрирующих каракатиц.
Пока я одеваю манекенщиц, Олег объясняет техперсоналу, как поставить нужный свет и пустить дым. Никто не хочет говорить на русском языке – вся Прибалтика вдруг перестала понимать его. Что же будет с фонограммой?
Действие пошло – луч прожектора выхватывает плавно двигающуюся модель. Потом появляется другая, третья. Они то группируются, то разбегаются. Сцену освещают сразу несколько прожекторов и создают имитацию моря, работая волнообразно. При таком мелькании совсем не заметно отсутствие грима у манекенщиц. Дым-машина работает как часы. И с фонограммой тоже все в порядке!
На следующее утро в оргкомитете нам намекнули, что мы заняли первое место и пригласили на репетицию гала-показа. В это чудо было трудно поверить!
Именно в этот день, на репетиции, я познакомилась с Андреем Бартеньевым. Сегодня он звезда мирового уровня. Бартеньев – всегда нечто! Коллекция, которую он привез тогда, была выполнена из сшитых между собой почтовых открыток. По сцене двигались чудища высотой два-три метра – этакие бегающие колонны с длинными хвостами. Грандиозно, в то же время весело и ярко.
На сцену после гала-показа мы выходили вместе с Олегом. Нас поздравляли. Такие минуты остаются в памяти навсегда, подробно, во всех мелочах.
Ночью на площади Домского собора в центре Риги состоялось шоу самого Бруно Бирманиса. Как только наступила темнота, начался фейерверк, и мы увидели пролетающие над нами дирижабли. По веревочным лестницам на сцену с них спускались «инопланетяне». Началось шоу! Выкатились громадные белые шары из тонкой прозрачной ткани с руками и ногами, бегали гигантские пуховики и куртки. Все поменяло масштаб, гипертрофированные модели выступали на ходулях. Ясно чувствовалось: автор коллекции иронизирует над миром моды, если не сказать – издевается. Для Бирманиса мода – игра, а для нас ни с чем не сравнимое шоу.
Площадь была заполнена участниками ассамблеи, с большинством мы сдружились за эти дни. На сцене было такое же количество людей, как и на площади. Какой потрясающий праздник! Как рождаются такие идеи? А главное – откуда берутся деньги на подобные фестивали? Бруно Бирманис – молодец, поднял как дизайнер и как менеджер такой сложный проект!
Мы были участниками «Неукрощенной моды» три года подряд. Зачем мы, уже состоявшиеся дизайнеры, туда ездили?
Мода – это всегда интерпретация какой-то идеи. Скучно просто шить одежду, пусть даже очень красивую. Душа просит праздника, воплощения фантазий, которые, может быть, не принесут прибыли и не вызовут интереса покупателей. А творческому человеку такой праздник необходим, чтобы оставаться творческим! На таких фестивалях необходимо бывать снова и снова. Мы здесь артисты. Для нас устраивать шоу и получать удовольствие от выступления – такая же потребность, как дышать.…
Еще на эту тему
‹ Предыдущий пост
Парижский "Доширак".
Следующий пост ›
Директор
0
26.11.2013 14:34:03
Жизнь кипит.
Ссылка 0