Парижский "Доширак".

Член жюри международного конкурса в Таллинне – Пако Рабанн – пригласил победителей с показами конкурсных коллекций к себе, в Париж. Счастью моему нет конца – у меня показ в Париже!
Пако Рабанн – личность яркая, неординарная. Человек-вселенная! Сама судьба подарила мне возможность познакомиться с ним, послушать его! Он фонтанирует идеями и вдохновляет меня бесконечно. И именно он пригласил меня в столицу моды!
И вот мы в Париже, десять русских художников. Из Екатеринбурга нас двое – Людмила Пашевич и я.
Нас допускают везде: и на кастинг мэтра, и даже на репетицию показа, которая длится с 12 ночи до 3-х утра. На сцене одежда марки Paco Rabanne: космические костюмы из вязаного стекла, отлитые из металла вечерние платья, джерси из алюминия, платья из лазерных дисков и галографических волокон. Да, кредо Пако – шокировать и провоцировать.
Репетиция была испытанием для всех, особенно для моделей! Они ходили в туфлях из оргстекла, высота каблука – пятнадцать сантиметров. Только вот сами каблуки им «забыли» приклеить! А девушка должна идти по подиуму легкой походкой. Не выдержит – вылетит из шоу. И не забывайте, три часа ночи, а на следующий день модели участвуют в наших показах в галерее «Лафайет».
***
Утром нас познакомили с режиссером нашего шоу. Мишель – молниеносный, успешный, дипломатичный. Его приглашают по всему миру ставить показы. Какая же я везучая! Это все – со мной, в Париже! Мне все время кажется, что я сплю.
Я иду к нему со своей коллекцией, спешу рассказать про концепцию показа: лесная полянка, народная песня, хоровод… Мишель улыбается, передает мои вещи ассистентам и вежливо предлагает мне покинуть зал. Вместе со всеми остальными дизайнерами.
Еле дождалась вечера. Сижу в первом ряду, трясусь от волнения. Сейчас все увидят мою коллекцию. Открывается занавес, звучит марш. Стихи Маяковского: «Кто там шагает правой? Левой! Левой! Левой!». Где моя русская народная мелодия? Где хоровод-змейка? Это же коллекция «Экология», она про природу, на мои пальто нашиты листики! Но модели идут революционным строем, распахнутые пальто, теперь это шинели, высокие грубые сапоги. Зал взрывается аплодисментами. Фурор! Мы признаны! Спасибо, Мишель! Благодаря тебе я стала шире смотреть на вещи!
***
Ночью после ошеломительного дефиле мы плывем на белом теплоходе по Сене. Девяностые, Париж, парфюм от Пако Рабанна, белый рояль, черный тапер, горящие лобстеры... Бородатый гений моды очень устал, он сидит в углу и грустит. Модельер, который пригласил меня в Париж и подарил успех. Мой добрый гений. На шее у меня висит кулон-свистулька. Подхожу к Пако, тихонько насвистываю что-то на кулоне. Он улыбается и подхватывает мелодию. Такая у нас получилась общая музыка: я насвистывала, а он подпевал. Свистульку я дарю Пако: «Спасибо тебе за открытие мне меня!».
***
Через день, когда мы уже ехали в аэропорт «Шарль-де-Голль», кто-то вздохнул: «А виза-то у нас еще на 5 дней, что ж мы не поменяли билеты? Экие мы простаки, садимся в автобус и уезжаем. А Парижа-то и не видели – все репетиции да показы...». Вскакиваю с сидения: «Я остаюсь! Кто со мной? Погуляем по Парижу! Только надо придумать, где жить…».
Люся рассуждает: «У меня есть адрес знакомого моей подруги, он нам поможет. У него наверняка можно переночевать!». Выхватываем свои чемоданы из багажа, выскакиваем из автобуса, двери закрываются и автобус уезжает в аэропорт. Мы стоим посреди улицы. Звоним люсиному знакомому. Он очень рад и мы договариваемся о встрече вечером.
Стоим, ждем у метро. И вдруг к нам подходит знаменитый Пьер Ришар! Я ошарашена: тот самый «блондин в желтом ботинке»! Что значит – не он?! Люсин знакомый похож на французского актера как две капли воды. Пушистые светлые волосы, подвижное лицо комедианта. Такой нескладный и голубоглазый. Походка, манера говорить! Как бы его ни звали, для меня он навсегда останется Пьером.
Мы надеемся, что сейчас поедем к нему – переоденемся, примем душ… Но он разочаровывает нас: «Я живу с подругой, и у нас не принято приводить нежданных гостей в дом, да еще и с ночевкой. Давайте найдем гостиницу!». А денег-то у нас нет! Конечно, что-то из своих моделей мы продали в галерее «Лафайет», но все, что заработали, уже потратили на сувениры. Пьер находит нам гостиницу за те гроши, что у нас остались. Номер на двоих за 35 франков в районе Бастилии. Гостиница – почти трущобы. Винтовая вертикальная лестница. Поднимаешься на один пролет – комнатка, еще пролет – еще комнатка. Дверь в одну комнатку приоткрыта. Виднеется огромная кровать, а на ней – четыре чернокожих парня. Наша комнатка этажом выше, и кровать такая же – с грязным одеялом А еще раковина в две ладошки и унитаз за шторкой. Спать легли в шубах. Лежим и дрожим: вдруг ворвутся эти, с нижнего этажа?
Утром проснулись голодными. И тут – удача. Оказалось, что «отель» с завтраком! Набрали круассанов и пошли гулять по Парижу.
Пьер вскоре к нам присоединился. Он прекрасно знал город, за три дня показал нам так много: Монмартр, Лувр, Пигаль. Вечером купил нам по пакетику с сухой китайской лапшой – в то время это было невероятно ново, у нас такого не было. Так я в первый раз попробовала «Доширак», разбавленный горячей водой из-под крана. После приема у Пако Рабанна, горящих лобстеров и катания по Сене на корабле. И это тоже была экзотика!
Утром Пьер на работе. Мы с Люсиком отправляемся гулять одни. Запутались в карте метро. Стоим. Обсуждаем, как же добраться до Версаля. Вдруг подходит мужчина и на чистейшем русском предлагает: «Девочки, давайте я вас провожу!». После этого мы специально громко говорили на русском, чтобы, если рядом окажется кто-то, со знанием русского, он бы помог нам. Школа жизни.
Мы просим Пьера, чтобы он нас познакомил с настоящей француженкой, а то в Париже – на улицах, в магазинах и метро – все такие страшненькие. А мы хотим видеть изысканную французскую даму, способную покорить любого мужчину одним только взглядом, в честь которой трубадуры слагают стихи.
Вечером к нам в номер входит женщина. Маленькая, хрупкая, изящная, одета в тонкую кожаную юбочку, шарф на плечах. Тоненькие чулочки со швом и туфельки. Садится на край кровати – нет, не садится, а словно парит над ней. Божество. Вот она, Настоящая Парижанка! Пьер все-таки исполнил свое обещание.
Как?! Она представляется… по-русски! Ее зовут Лида, она из Свердловска. Работала администратором в гостинице «Исеть». Туда приехали французы. За одного из них она вышла замуж и вот живет в Париже уже десять лет. Трое детей, два загородных дома… Она так скучает по России! Бедненькая. Узнала от знакомых о русских художниках, решила познакомиться и воспользоваться моментом – передать с нами посылочку родственникам.
Вот вам и парижанка! Все-таки русские женщины самые красивые!
Пора домой. Едем в аэропорт. Денег на метро хватает только на один билет. А нас двое. Покупаем билет, прижимаемся друг к другу, как учил нас Пьер, и проходим через турникет. А чемоданы проталкиваем ногой снизу. Работники метро ржут нам вслед.
Пако! Мишель! Пьер! Мы будем скучать по Парижу и по вам!
‹ Предыдущий пост
Счастье в труде.
Следующий пост ›
Ассамблея неукрощенной моды.