Маленький мужчина

То, что будет мальчик, стало понятно сразу, как только парень начал ворочаться в животе. Мамины обнимания с дядьками (ну, исключая отца, разумеется) вызывали в юноше холодное недоумение. Тогда как любое приближение красивой тетеньки заставляло его крутиться, вертеться и чуть ли не торопиться наружу раньше срока.
В три месяца он уже заручился обещанием одной сорокасемилетней красивой тети, что, когда ему исполнится шестнадцать лет, она похудеет, и они будут вместе бегать на танцы.
В полгода он по интернету поздравил еще одну тетю с двадцатилетием. Отобрал у мамы клавиатуру – и поздравил. Выяснив, «что это было», тетя растаяла: «Какой галантный молодой человек! Такой молодой… Такой галантный…»
Девушку (свою сверстницу, то есть) Егор довел до слез в четыре месяца. Первый раз. То есть, это была не единственная девушка, которую он довел, но зато постоянная. Признаюсь, впрочем, что в первый раз ему помогла мама…
Тетя Таня ушла в аптеку, Егор спал, раскинув руки и ноги, а мы разговаривали с девушкой. «Учись, Надя, - сказала я. – Так теперь и будет. Ты на него любуешься, а он спит!» Надя, полчаса безуспешно пытавшаяся обратить на себя мужское внимание, горько разрыдалась.
Первый поход в гости тоже… отличился. Увидев телевизор (дома это безобразие не в заводе), юноша прикипел к нему сердцем. Бедная девушка всячески крутилась перед ним, трогала ручкой за плечо, постукивала ножкой по коленке… Больно было на это смотреть. Единственный раз обернувшись к Надежде, Егор бросил на нее мрачный взгляд: «Уйди, женщина, я мультики смотрю!» И, что особенно характерно, стоило Надьке отвернуться и заняться своими делами, как сын бросил свои мультики, и начал хватать ее за руки, лепетать, убеждать в чем-то.
Однажды дело дошло до неприкрытой измены. Пока мы – как водится – дожидались тетю Таню из шопинга, мимо прошла, нет, правильнее сказать – проехала у дедушки на руках – девушка неземной красоты: в розовом платьишке, в белых туфельках и вообще ужасно взрослая. Месяцев десяти, наверное.
Сын вострепетал. И весь потянулся туда, к Ней. (Я знала, что ему нравятся девушки постарше!) Маме ничего не оставалось, кроме как поднести сына поближе к искусительнице. Девушка кокетливо сощурилась и сделала нам «бррр». Парень расцвел… и в этот миг из-за спины раздались рыдания покинутой Надьки, которая в неполные полгода все, все поняла о жестокости и ветрености мужчин…

«Мууужчина!» - негодующе кричала я, отнимая у ребенка клавиатуру и мышь. Взамен ему были выданы старенькие, но вполне рабочие экземпляры – не помогло. «Мам, ты че, они ж не подключены?»
«Мужчина… - стонала я, в двести семнадцатый раз ловя сына на краю дивана. – Всегда на одни и те же грабли…» Надьке хватило одного «полета», чтобы перестать нырять вниз головой. Нам оказалось недостаточно восьми…

Но должно было произойти еще кое-что, чтобы мама поняла: да, без дураков, у нее растет мужчина.
Позвонила мамина подруга, и сказала, что сейчас приедет в гости в одним хорошим дядей. Услышав, что в городе этот самый дядя, мама уронила трубку, и начала бегать по комнате, набивая на лодыжках полосатые синяки. Всхлипывать и разговаривать сама с собой…
И маленький мужчина, который только что жаловался на то, что у него лезет зуб, и вообще жизнь не удалась, замолчал, и минут пятнадцать ждал, когда мама перестанет бегать. Когда мама, наконец, взяла его на руки, он очень серьезно на нее посмотрел и – можете смеяться – взглядом сказал: «Успокойся, мам. А дядьке этому скажи, чтобы не приезжал. Я – не советую…»
Еще на эту тему
‹ Предыдущий пост
Смена кожи
Следующий пост ›
Дом, который построил сын