Приколы из школы

После обеда, когда погода располагает, вся начальная школа выходит гулять. Зимой у детей много дел: горку залить, снеговика построить, в снежки поиграть. Конечно, есть и шалости: махнуть горсть снега понравившейся девочке за шиворот или сделать подножку зазевавшемуся однокласснику. Сегодня гуляли под строгим надзором сразу трех стоящих кучкой учительниц, поэтому особо шалить не получалось. Но вот летит снежок, и сбивает с ног Андрея. Андрей, от природы резвый, вспыльчивый, разворачивается, ища стрелка, и с размаху валится на землю. На земле от мороза лед твердой коркой, жесткий и жестокий к нежному носу мальчишки.
- Кто меня толкнул? – вставая, кричит от обиды Андрюха. - Ты толкнула?
И, не думая, что сам поскользнулся, со всей силы пихает девочку Сашу. Та, едва, устояв на ногах, восклицает:
- Эй, я тебя не толкала, я только снежок в тебя кинула, ты сам упал!
Но разборке не судьба состояться. Учителя, почуяв конфликт, прикрикивают и собирают детей в стайки, ставят парами и ведут в школу.
- Хватит гулять! Пора продолжать учебу.
Но Андрюха не такой, чтобы забывать обиды. Нос болит, локоть, на который упал, ноет, коленка гудит. А ему даже высказаться не дали. В раздевалке Андрюха подходит к Саше и больно бьет ее в живот:
- Это тебе за то, что ты меня толкнула!
Мальчишки, стоящие рядом, тут же ищут справедливости:
- Мы видели, что она тебя не толкала, ты сам упал!
- Не сам! – орет Андрюха. – Кому еще врезать, придурки?
И начинается потасовка. Девятилетки лупсуют друг друга возле шкафчиков, кряхтят, выкрикивают обзывательства. Красных, вспотевших, их растаскивает охранник и, сердясь, отводит в класс. Учительница, увидев мокрых и злых детей, взмахивает руками: опять что-то случилось!
А девочка Саша тем временем, согнувшись от боли в животе, сходила в медпункт. Ее осмотрела врач, угостила стаканом воды и аскорбинкой, и Саша вернулась в класс. Там, перекрикивая друг друга, одноклассники наперебой рассказывали, как ее ни за что побил Андрей. Учительница, отчаявшись успокоить детей, рявкнула во весь простуженный голос:
- Хватит! Замочите все! Сели по местам! – перевела дух, пока дети разбегались по партам. – Как вы мне все надоели! Я болею от вас, лекарства пью. Антибиотики! Значит так: завтра приходите в школу к 8 утра. Будем полчаса перед уроками разбирать случай с дракой. Сейчас открыли рабочие тетради. И чтобы тихо!
Дети, морщась, хмуря лбы, перешептываясь, ерзая на стульях, открыли тетрадки…
Утром все пришли к восьми часам и сидели в коридоре в ожидании чего-то серьезного, строгого, важного для дальнейшей жизни в классе. За ночь невыраженные обиды приобрели форму: третьеклашки уже точно знали, кого и как назвать, в чем обвинить и что от кого потребовать. Кипеть этот котел сильнее заставляли пришедшие на разборку родители одной девочки, которую когда-то тоже ни за что ударил Андрей.
Андрюха чуял неладное и волновался:
- Я на твоих родителей тоже жаловаться буду, - шипел он в сторону Саши.
- А мои тут причем? Это не мои родители пришли, - отвечала Саша.
Все стояли и ждали учительницу. Родители между собой переговаривались, и было слышно, как они недовольны, что им приходится ждать.
За две минуты до звонка учительница влетела в класс:
- Бегом, бегом, садимся по местам, сейчас звонок будет! – суетливо звала он детей из коридора. Ребята тут же столпились вокруг нее и загалдели:
- А мы не будем драку разбирать? Мы же на полчаса раньше пришли! А вы же обещали мальчиков наказать за драку!
- Так! Ничего я не обещала никого наказать. Сейчас будет звонок! Вот, слышите, уже звенит. У вас каждый день драки или еще что-нибудь. Решайте свои проблемы сами! – объявила учительница, закрыла дверь и начала урок.
Родители, прождавшие ее полчаса, разведя руками, сердясь, пошли по своим делам.

***

В третьем классе есть не только задиристый Андрейка, еще есть очень-очень хорошие девочки. Круглые отличницы. Внимательные, ответственные, с идеальным почерком, все хватающие налету, быстро запоминающие стихи и умеющие читать их с выражением. Эти девочки всегда готовы к урокам. Их проекты лучшие и сдаются раньше всех заданных сроков. Эти девочки – образец для всего класса. Они почти не допускают ошибок. А если вдруг…, так это не ошибка, а досадная оплошность. Они так и вздыхают: «Я допустила оплошность!».
Оля была как раз такая девочка. С острым маленьким носиком, голубыми глазами, сжатыми губками она напоминала куколку или симпатичного мультяшного героя. У Оли всегда белоснежные бантики, белые колготки и легкая белая блузка под формой. Оля одна из умниц класса.
Как-то во время обеда Оля сидела за одним столом с мальчиками. Мальчишки шумели, кричали, и дошло до того, что стали бросаться друг в друга подсушенными кусочками хлеба. Один из кусков попал в Олину голову. Пока она вытаскивала хлеб, он зацепился за волосок, разломался, и крошки затесались между волос, попали в челку. Оля трясла головой, крошки не хотели выпадать. Девочка рассердилась. Мальчики за столом строили рожи и обзывались. Повар что-то кричала из-за стойки в их сторону. Подошла учительница и начала отчитывать мальчиков, стыдить их, говорить о ценности хлеба. Оля хмурила бровки: и никто не скажет им, что хлебные крошки теперь у нее в волосах и что ее тоже обижать нельзя?
Тут она увидела, что пиджак Сережи висит на стуле прямо рядом с ней. Сережа кричал и махал руками на других мальчиков за столом. Его перекрикивал Андрей. Громче Андрея ругалась только учительница, которая была голова раздать мальчишкам подзатыльники и вслух жалела, что розги отменили как воспитательное орудие. Усмехнувшись, Оля черпнула ложкой пюре и стряхнула его прямо в карман Сережкиного пиджака. А потом еще одну. Почти полный карман она прикрыла и стала пить компот, кивая учительнице, мол, да-да, все правильно вы говорите, какой позор – хлебом кидаться.
Идя из столовки, Сережка надел пиджак. Сначала побегал немного, а потом карман показался ему мокрым. Рука в кармане вошла во что-то мерзкое и холодное.
- Каша что ли? – вскрикнул Сережка, резко вытащив руку. – Что за фигня у меня в кармане? Аааа, елки-палки! Пюре!
Учительница с укоризной посмотрела на него:
- Что ты кричишь?
- У меня в кармане пюре, блин! Пюре в кармане! – закричал Сережка на весь класс.
Учительница встала, сняла с мальчика пиджак, вытряхнула из кармана пюре, промыла карман водой и вытерла салфетками.
- Ты думаешь вообще о чем-нибудь? – сердилась она на Сережку. – Зачем пюре в карман положил?
- Это не я! Это мне подложили! Кто в столовке со мной ругался? Андрюха! Это он мне пюре в карман засунул! Урод!
Андрей кинулся на Сережку:
- Офигел? Я тебе ничего в карман не засовывал!
И тут же взлетел кулак, который вовремя подхватила учительница.
И разгорелся скандал. Все перекрикивали друг друга, выясняя: кто подсунул пюре Сереже в карман?
Оля с девочками стояла напротив шумящей толпы, кривила рот в ухмылке и говорила:
- Вот дураки. Ума больше ни на что не хватает, как только пюре в пиджак навалить.
- Точно, точно. Дуракииии, - вторили девчонки, не вмешиваясь в общий шум, чтобы не попасть под раздачу: и мальчики могут ненароком в лоб дать, и учительница по голове не погладит, если со всеми вместе орать.
Через две перемены разборок стало ясно, что пюре в карман засунул все-таки Андрей, потому что он главный хулиган в классе, главный задира и самый гиперактивный. Учительница так и сказала: «Андрей, ты гиперактивный, тебе надо учиться контролировать эмоции!». Андрюха от обиды и несправедливости рыдал на задней парте и обзывал весь класс.
Оля сидела на своей второй парте в центре класса и улыбалась.
На следующем уроке Андрея вызвали отвечать. Вместо ответа он отвернулся от всего класса и демонстративно игнорировал вызов к доске.
- Я ставлю тебе два, Андрей! Научись вести себя достойно! – сказала учительница.
После Оля вышла к доске и получила заслуженную похвалу и пятерку.

***
На родительском собрании обсуждали разные вопросы: сколько сдавать на Новый год, какие подарки дарить детям, где провести классную «елку», какие новогодние поделки сдавать, сколько проектов еще надо сдать до конца года, у кого какие долги, какой конкурс ближайший в школе и кто в нем участвует. Кроме прочего, одна из родительниц заговорила о частых драках в классе:
- Мой ребенок постоянно жалуется, что в классе неспокойно. Дети дерутся. Мой все время в синяках приходит. Вчера с порванным шарфом пришел!
По классу пронесся гул: да-да, дерутся, синяки, ссадины, злые из школы приходят…
- Да, - признала учительница. – В классе бывает разное. В целом дети очень хорошие. Все молодцы, стараются. Есть, конечно, разные случаи. Вот Андрей, например, в классе главный драчун. Я знаю, что на него многие жалуются. Но я что сделаю: видите, его родителей опять нет на собрании.
Присутствующие начали бурно обсуждать, какой же сложный мальчик Андрей. Обзывается, шумит на уроках, по коридорам бегает, толкается, дерется, знает плохие слова, задирает девочек. Мамы одна за другой выступали против Андрюхи, против его скандального характера, против того, что он вообще в их классе учится. Конечно, встала мама Сережи и рассказала про пюре в кармане, о котором, впрочем, все знали.
- Но что я сделаю? – разводила руками учительница. – Я веду с ним беседы, он оставался у меня после уроков уже два раза. Вот и Олю как-то обидел, а ведь Оля главная в классе умница! Такую девочку обижает! Золото, а не девочка! Это гиперактивный мальчик. Жалко, что его мама опять не пришла на собрание.
Отсутствие мамы стало красной тряпкой. Все заговорили наперебой о том, что надо воспитывать сына, нельзя давать распускать руки, надо учить вести себя с разными людьми, уметь быть достойным в разных обстоятельствах…
И тут поднялась мама, которая до того все молчала, сидя в углу.
- А можно я скажу? Можно?
В классе стало тихо. Все с интересом посмотрели на маму, которая на собраниях бывала редко, почти не высказывалась, поэтому сейчас было для всех удивлением услышать ее голос.
- Я хочу спросить: а как Андрей учится?
- Что? – переспросила учительница.
- Пожалуйста, откройте журнал и назовите оценки Андрея по всем предметам.
Учительница суетливо нашла на столе журнал, открыла.
- Вообще-то он неплохо учится. Вот по математике у него твердая пятерка, по русскому он молодец, тоже пять, по чтению за вторую четверть есть две четверки, но все остальное – пятерки, потому что он хорошие сочинения пишет и хорошо отвечает на устные вопросы. Ну, по физкультуре, ясно дело, он чемпион. Внеурочная деятельность – всего одна четверка. По музыке его хвалят. И Андрей единственный в классе, на кого не жалуется учительница по английскому языку. Говорит, у него способности.
Последние слова учительница произнесла медленнее и в абсолютной тишине.
- Вот видите, - снова заговорила молчаливая мама. – Он отличник. Да, драчун, задира, грубиян. Но при этом Андрей первый в классе написал исследовательскую работу. Причем, отмечу, сам, а это крайне важно.
- Не первый! – вскричала учительница. – Первую работу Олечка сдала! За два дня до Андрея!
- Да, сдал не первый, - сказала мама. - Андрюха неделю ждал, пока Ольга сдаст. Она же золото класса. Подходил к ее маме и спрашивал: а Оля сдала уже работу или нет? И когда узнал, что сдала, тогда только свою принес. Вот вы все его ругаете. А ведь он просто ребенок. Сложный, едкий, с которым неудобно. Говорите, ему надо учиться в разных ситуациях быть достойным. А мы вот тут собрались всегда достойные? Парню девять лет, а школа старательно делает из него хулигана, негодяя. Потому что школе удобно иметь определенного хулигана, определенную отличницу и серых мышек. У каждого в классе своя роль. И учителю так легче. Хулиган, и точка. Отличница, и восклицательный знак. Удобно повесить все гадости на определенного хулигана. Удобно при подходящем случае выставить вперед отличницу.
- Ну и к чему вы ведете? Что он хороший хулиган? – перебила говорящую еще одна мама.
- Он вообще не хулиган. И никогда им не станет, если тут в школе ему не объяснят, что он именно такой. И Оля никогда не стала бы звездой, если бы ее старательно звездой не делали. Мы ведь каждый день слышим: «Сегодня выступала наша звездочка!». Но ведь и звездочка может быть с гнильцой. И хулиган искренним добряком. Не надо забывать, что они дети. Скажем, что они негодяи – они ими и будут. Скажем, что звезды – получим млечный путь.
- Кто с гнильцой? Оля? – раздался возмущенный возглас.
- Думаю, не только Оля, у любого человека гнилое место есть. И не всегда это запущенный зуб, - улыбнулась тихая мама. – Вы знаете, кто пюре в карман Сереже подложил? Оля.
Родители в классе ахнули, и посыпались вопросы:
- Да вы что? С чего вы взяли? Как узнали?
- Послушала, что говорят девочки. Одна из них видела, как Оля положила пюре в карман пиджака. Видела своими глазами.
- И не рассказала? Молча слушала, как обвиняют Андрея? – возмутилась Ольгина мама.
- Так же молча, как и ваша девочка, - улыбнулась говорившая. – Вы поймите, эти дети не так однозначны, как нам кажется. Они умеют хитрить, врать, любить и ненавидеть. Умеют быть и лапочкми, и нахалами. Не надо смотреть на них только с одной стороны. Андрей не только хулиган, но и внимательный и добрый парень. Вы разве не помните, как он утирал скупые слезы, когда наша команда проиграла на межшкольном соревновании? Почти всем нашим участниками было все равно: проиграли и ладно. А Андрюха искренне переживал.
- Ну и к чему столько моралей? – устало вздохнул чей-то папа. – Все понятно: нельзя судить детей по одному поступку. Но Андрей-то постоянно всех бьет.
- Вот к тому и мораль. На Андрее висит ярлык, который уже заставляет его хулиганить. На Оле висит ярлык, которому она обязана соответствовать, причем любыми способами.
Родители молчали и морщили лбы, кривили губы.
- Ясно, - сказала учительница, выдержав небольшую паузу. – Спасибо. Уважаемые родители, давайте обсудим все-таки Новый год. Куда поведем детей? В театр как в прошлом году или в музей? Вы что-нибудь придумали? – и она обратилась к маме, ответственной за организацию классных мероприятий…
- Да, давайте вернемся к празднику. Предлагаю поехать в Кунгурскую пещеру…
И все стали бурно обсуждать предстоящую поездку.









‹ Предыдущий пост
Все-таки важно понять другого
Следующий пост ›
Про Ленку