Филологическая история

Иван Степанов – аспирант филологического факультета, в перспективе главный человек на кафедре межкультурной коммуникации, а пока оформляющийся в ее ассистенты молодой высокий голубоглазый брюнет с ямочками на щеках и веселым прищуром глаз. Как занесло молодого человека совершенно не языковедческого телосложения на факультет невест и словарей, Иван может объяснить самому себе, только глядя на недавно защитившуюся Ксению Сергеевну, легкую, юную и строгую, статуэточных форм старшую преподавательницу, изящно объяснявшуюся на английском с иностранным студентами. Ее прямая спина, забранные под модную заколку волосы, аккуратные движения рук при перелистывании страниц в толстенных книгах и наклон головы над курсовыми, а также взгляд, походка, голос – да все, что в ней было, убеждало Ивана, что кафедра выбрана правильно, а языкознание и межкультурное общение есть смысл его жизни и предел мечтаний. Сам Ваня по праздникам или в настроение пописывал стихи, подрабатывал в городском издании фотокорреспондентом, а в данное время был сосредоточен на кандидатских минимумах и Ксении Сергеевне, конечно.

В библиотеке университета была небольшая очередь. Перед Иваном стояли преподаватели с соседних кафедр и живо обсуждали наболевшее:
- Все мы впадаем в тупики крайностей, - делился сухощавый мужчина, потирая подбородок. – Студенты проявляют удивительную степень лени и равнодушия, а мы упорно эксплицируем важность погружения в проблемы науки, настаиваем на продуцировании ценностной системы. А студенческая лень все сводит к стагнации. Все это ведет к суровой дегуманизации общения. Мы перестаем понимать друг друга.
- Перестаньте, Петр Юрьич, что за брюзжание? При современной дегуманизации культуры, мы вполне щадяще поступаем со студентами. Если, конечно, не иметь в виду ваш сегодняшний зачет, уважаемый. Все-таки отправлять глуповатую студентку в Баб-эль-Мандебский пролив за невыученные глаголы было жестоко! Неужели Вы надеялись, что она поймет, куда вы ее адресуете?
- Бог с Вами, Евгений Иваныч! Увидев ее глаза, я сразу предложил вариантный маршрут, я отпустил ее с миром к озеру Титикака! Согласитесь, я всегда предлагаю студенту выбор, уж в этом Вы меня не упрекнете.
- Да уж! Ваш выбор студенты вспоминают спустя многие годы после выпуска, когда, наконец, понимают, куда вы их с миром посылали. Вот, обернитесь-ка, вот Иван Степанов рядом стоит, он слушал Ваши лекции на третьем курсе, я вел в его группе семинары. Скажите, Ваня, какой выбор предлагал Вам Петр Юрьич?
- Евгений Иваныч, Петр Юрьич, - вежливо наклонил голову Иван. – Ко мне вы были очень добры, за мою бестолковость, Вы, Петр Юрьич, предложили мне отправляться или в песчаные дюны Руб-эль-Хали, или покорять просторы Миссисипи. Признаться, тогда я был шокирован, ибо мне послышалось не название пустыни, а уверенно сказанное «рубль гони», но Миссисипи привела меня в чувство.
- Вот видите, - подняв палец, возвестил Петр Юрьич, - наши студенты в результате общения со мной умеют работать с контекстом! Мне вот эту работу из фонда диссертаций, голубушка, - обратился он к библиотекарю.
Идя на кафедру, Иван размышлял над суровостью научной литературы. Количество терминов делало жизнь мрачной. Хотелось в Баб-эль-Мандебский пролив. Ваня читал почти все источники со словарем лингвистических терминов в обнимку и поражался, как сложно можно говорить о простом. Вот нельзя же просто сказать «говорящий», нет, надо выдать «коммунициирующий». Нельзя сказать «открытый», надо «эксплицитный». «Не будь тряпкой, работай с контекстом», - успокаивал себя Ваня. Войдя на кафедру, он тут же уперся взглядом в хрупкую фигуру Ксении Сергеевны, которая что-то с серьезным видом выглядывала на полках с кафедральной литературой.
- Здравствуйте, Иван, - строгим деловым голосом двухнедельного кандидата наук сказала Ксения Сергеевна, - Вы не видели «Вопросы коммуникации» за прошлый год? У нас был один номер на кафедре. Мне надо подготовить выступление на конференцию по конфликтологии, помнится, там было одно сообщение, неглупое такое, достойное внимания. Не доводилось посмотреть?
- Ээээ, нет, не пришлось пока. А о чем хотите сделать доклад?
- Мне интересна кризисная коммуникация в межличностном общении, с позиции лингвоэвокационного исследования.
- С какой позиции?
- С позиции эвокационного направления в лингвистике. Я имею в виду выявление признаков кризисогенности в разных сферах межперсональной коммуникации, деструктивное взаимодействие при антидиалогической направленности или при искажении квантов смысла, исходящих от инициатора, со стороны адресата.
- Ксения Сергеевна, - вздохнул Иван, намного понабравшийся научного жирку на лингвистических словарях. – Вы имеете в виду, что изучаете сложности донесения смысла от говорящего к слушающему?
Ксения Сергеевна повернула свою аккуратно причесанную, волосок к волоску, голову в сторону Ивана и перевела на него внимательный взгляд, оглядела его с ног до головы и пожала плечами:
- Как-то вы обывательски все понимаете, Иван, мыслите с бытовых позиций. Лучше бы к конференции подготовились.
Она принялась дальше перебирать на полке научное достояние кафедры, потеряв к бестолковому аспиранту всякий интерес. «Сказал бы я, с каких бытовых позиций я сейчас мыслю», - исподтишка поглядывая на стройные ноги Ксении Сергеевны, подумал Иван…
На конференцию Ваня все-таки пошел, хотя совершенно к ней не готовился. Пошел исключительно ради эксперимента: решил попробовать без словаря понять понаехавших специалистов. Суета на регистрации немного смущала, процесс представлялся чуть проще. Выданная папка участника (блокнот, ручка, программа выступлений) обязывала теперь понимать все безошибочно и нагнала немного волнения в душу аспиранта, но, не найдя себя в списке выступающих, Иван расслабился и стал присматриваться и прислушиваться к присутствующим. С разных сторон доносились обрывки разговоров, то и дело слышалось: «деривационные процессы», «дискурсивный подход», «когнитивный диссонанс», «кризисные матрицы». Примерно через полчаса Ивану привиделся тихий берег озера Титикака, но тут председатель объявил о начале конференции, и поток бесконечно льющихся с трибуны терминов перенес Ивана в душные и тягуче-сыпучие просторы Руб-эль-хали. В огромном зале обсуждались вопросы конфликтного взаимодействия, которое эксплицировалось и инициировалось, его проблемы регулировались и социологизировались, нюансы ветвились на речевые партии и феномены… Когда Ване уже совсем стало невмоготу, председатель обдал всех нежным потоком живых и понятных слов об обеде и предложил после трапезы разойтись по кафедрам для работы на отдельных секциях. Умывшись в туалете и придя в себя от липких научных неясностей, Иван пошел на ту секцию, где должна была делать доклад Ксения Сергеевна.
Более узкий круг заседающих на кафедре, знакомые лица и присутствие Ксении Сергеевны взбодрили Ивана и даже заставили достать блокнот и начать конспектировать обсуждаемое. Собственно тема конфликтов, возникающих в общении, не изменилась. Обсуждали сложности взаимодействия простого народа и политиков, трудности перевода иностранных текстов и восприятия философских трудов и тому подобные кризисы. Наконец, объявили доклад Ксении Сергеевны. Она встала у стола в центре кафедры и уверенно начала:
- Лингвоэвокационный подход к изучению художественных текстов…
Ее молодой голос, чуть дрожащий из-за волнения, создавал невероятные преграды для того, чтобы Иван понял хоть половину смысла выступления. Он всматривался в движения глаз, губ, запоминал повороты головы и интонации, бесконечно любовался, погруженный в голосовой поток, и думал, что Ксения может нести любую чушь, хоть про сложности обучения коров английскому языку в условиях российского луга, она все равно останется самой прекрасной из всех коров, тьфу, преподавательниц этого лингвистически перегруженного факультета…
Во внезапно наступившей тишине, Иван услышал, как к нему обращается Петр Юрьич:
- Степанов, Степанов! Слышите ли меня, голубчик? Прошу, поделитесь с нами, Вы как оцениваете факторы кризиса в межперсонажном общении? Ксения Сергеевна нам обрисовала проблему, но несколько односторонне, Вам не показалось? Что Вы скажете о конфликтах интерпретации и сложности взаимопонимания, можно ли использовать методику, предложенную предыдущим оратором? У меня возникли сомнения, что Ксения Сергеевна сможет воспользоваться собственными приемами при работе с живым текстом…
Сглотнув, Иван понял, что его просят сказать что-то по поводу выступления Ксении Сергеевны, которым Петр Юрьич почему-то оказался недоволен. Иван медленно поднялся и посмотрел в глаза Ксении Сергеевны, расстроенной неудачным, судя по ее лицу, докладом. «А, черт подери, что мне терять?» – мелькнуло в голове, и Иван вышел в центр комнаты.
- Господа! На мой взгляд, Ксения Сергеевна хорошо показала методику лингвоэвокационного анализа художественного текста. Ее анализ последователен и учитывает все нюансы конфликтного общения, которое может эксплицировать коммуницирующий в произведении. Такой подход позволяет установить субстанциональную и функциональную природу эвокационного преобразования кризисной коммуникации в прозаических текстах. Возьмем того же Шукшина. В его произведениях мастерски воссоздается кризисная межперсонажная коммуникация, которую вполне можно охарактеризовать по методике, предложенной Ксенией Сергеевной. Думаю, Ксения Сергеевна умело показала кризисогены, при которых взаимодействие персонажей приобретает деструктивную форму, поскольку один из участников коммуникации наделяется автором текста статусом доминирующего субъекта, а второй в передаваемой трансакции получает статус объекта, и при антидиологической направленности общения возникает коммуникативный тупик…
Тут Иван перевел дух, отпил воды из стакана и оглядел слушающих. Петр Юрьич, вскинув брови, внимательно смотрел на Ивана, аспиранты переглядывались и шушукались, приезжие гости с уважением и интересом слушали молодого исследователя. Ксения Сергеевна, совершенно растеряв образ кандидата наук, раскрыв рот, глядела на Ивана. Ваня повернулся к ней и продолжил:
- Что же касается конфликтов интерпретации, то умение Ксении Сергеевны избегать их и правильно декодировать авторский замысел, скрытый за разными семиотическими формами, легко проверить. Ксения Сергеевна, деструктивность нашего межличностного общения аккумулируется в необходимости регуляции примитивизации смыслов, передаваемых от Вас ко мне при нашем фатическом моностилистическом общении на кафедре. Предлагаю Вам свести наши когнитивные процессы в единое русло, локализовать наше взаимодействие в темпоральной перспективе, например, в 19 часов, разумеется, в рамках культурного события, например, с целью оценить семиотику танца в среде представителей современных Homo Loquens, исключительно ради продуцирования ценностной системы нашего взаимодействия. Что скажете? – Иван договорил и замер, почувствовав, как внутри все похолодело от неконтролируемой наглости.
«Сейчас они разорвут меня, - подумал Ваня, в ужасе глядя на Ксению. – Слава богу, они сделают это такими словами, что я ни черта не пойму и потому смогу жить спокойно!».
На кафедре воцарилась тишина, которую прервал председательствующий Петр Юрьич:
- Уважаемый, это что вы …Ээээ… Ксения Сергеевна, Вам предоставляется слово для ответа. Интерпретируйте! Что он сейчас сказал, черт вас дери!
Все головы повернулись в сторону замеревшей молодой преподавательницы.
Ксения Сергеевна, красная, как рак, забыв напрочь, какой следует быть защитившей кандидатскую сотруднице кафедры, тихонько пробормотала:
- Ваня пригласил меня на дискотеку…
- Браво! – Воскликнул Петр Юрьич. – А Вы, уж простите меня, старика, не откажетесь?
- Не откажусь, - еще больше краснея, сказала Ксения Сергеевна.
- Блестяще для финала конференции, призванной решить проблемы в общении! – Заключил Петр Юрьич под всеобщие аплодисменты.
‹ Предыдущий пост
Театр - это страшная сила
Следующий пост ›
Что такое 8 лет?
0
21.10.2013 13:29:03
умница, очень живо пишете, когда лично знакомы с темой :)
На свой бы вкус, я немного подсократила, чтобы читалось легче.
Межкультурные коммуникации был мой любимый предмет в ССЕ.
Ссылка 0
0
21.10.2013 22:28:17
Егорка, это прекрасно! Где хлопающий смайлик? Я нахохоталась и опять себе надергала всякого в тексте)))))
Ссылка 0
0
21.10.2013 23:10:00
Что-то в этот раз мне не удалось дочитать...
Ссылка 0
0
22.10.2013 10:50:16
Ваня читал почти все источники со словарем лингвистических терминов в обнимку и поражался, как сложно можно говорить о простом.:D:D:D:D;)
Родитель Ссылка 0