Остановите самолет, я слезу

Главный русский фильм этого года и едва ли не главный блокбастер всего современного отечественного кино, наш ответ Голливуду и пр. Нельзя было просто взять и проигнорировать «Экипаж». В содеянном не раскаиваюсь – посмотреть фильм и правда стоило. Не стоило его снимать.
Первый вопрос, который неизбежно возникает у всех зрителей старше 30-ти – «ну чо, это римейк?». Отвечаю - римейк, и не особо стесняющийся: реверансы в адрес автора «Экипажа-1979» Александра Митты в финальных титрах и появление мэтра в микроэпизоде, совпадение основных сюжетных линий и в целом подхода к раскрытию персонажей (сначала покажем героев в мирной жизни, а затем – как их личностные качества отражаются в экстремальной ситуации) – в общем, режиссер Лебедев с коллегами настойчиво дают понять, что связь времен не прервалась. И это само по себе и не стыдно, и не плохо. Но – как-то бесперспективно.
Дерзкий летчик Гущин (Козловский) попадает в подмастерья к суперпрофессиональному, но замордованному инструкциями командиру корабля Зинченко (Машков), а затем вместе с ним и любимой женщиной (тоже пилотом; отличная роль Агне Грудите!) оказывается в центре катастрофы, вызволяя людей с вулканического острова. Операция здесь, в отличие от фильма почти сорокалетней давности, проходит с использованием целых двух самолетов, а ее апофеозом становится переброска пассажиров с одного борта на другой по тросу. Эпизод крайне сомнителен с точки зрения соответствия законам физики и аэродинамики, но суть совершенно не в этом.
Моя претензия к «Экипажу» - даже не киношного, а мировоззренческого толка, причем она ровно такая же, как в адрес предыдущего хита этой режиссерско-продюсерской команды, «Легенде № 17». Слишком беспроигрышный и потому выглядящий слишком дешевым рецепт успеха – смешать самые-самые узнаваемые штампы советского и голливудского стилей. В «Экипаже» создатели пошли еще дальше, не став даже заморачиваться оригинальным сценарием – вот же, готовый советский блокбастер, которому не хватало лишь соответствующих веяниям 10-х годов нового века спецэффектов, так они народились. Получите коврижку, сделанную точно, как написано в кулинарной книге русско-американского издания. Но - зачем?
С точки зрения технологий получилось дорого-богато по отечественному счету, но все равно не «Аватар» и даже не какие-нибудь «Трансформеры» - да, все летит и сверкает, лава со взлетной полосы, откуда Данила Козловский поднимает самолет, льется прямо в глаза, и все равно использована едва ли треть возможностей этих чертовых 3 D и Imax . В плане пресловутой «русской души» - не Чехов, все слишком в лоб, гвоздями по стеклу: томные взгляды влюбленных сверкают так, чтоб было видно с галерки, конфликт отцов и детей отзеркален раза 4 в параллельных историях без особых изысков, тема патриотизма раскрыта кувалдой (где русский самолет взлетит - француз взорвется; и вообще лучшая награда за спасение жизней 200 человек - работа в госавиакомпании). В общем, от «Мосфильма» уже ушли, до Columbia Pictures еще не добрались.
Я намеренно стараюсь избегать качественных сравнений с фильмом Митты, просто чтобы это не выглядело стариковским брюзжанием. Хотя понятно, что Машкову – при всем уважении – для такого же пронзительного взгляда, как у Жженова, надо как минимум столько же отсидеть в лагерях, а плакатному герою Козловскому даже после урановых рудников не дотянуть до неврастенической интеллигентности Леонида Филатова. Помимо дебютантки Грудите – которой многое прощается просто за то, что дебютантка и свежее лицо, - актерски впечатляет лишь Шакуров в роли сурового авиаконструктора Гущина-старшего. Но Сергей Каюмович и у Митты бы не затерялся. Опять же – не в этом дело. Забудем про 1979-й. Но что тогда останется?..
Сделать хватающий за душу не пафосом, но бытовухой фильм-катастрофу с вкраплениями неведомого еще голливудского канона почти 40 лет назад было невероятной смелостью – примерно такой же, как фирменный резкий взлет пилота Гущина. Сделать сегодня фильм «а-ля Голливуд» с самыми узнаваемыми русскими актерами по мотивам одного из самых узнаваемых советских кинохитов – всего лишь следование инструкции, как почти всегда делал пилот Зинченко, герой Машкова.
…Режиссер Николай Лебедев ступил на опасную тропу, связавшись с Никитой Сергеевичем Михалковым. Подражателей «буревестнику революции» Максиму Горькому в свое время обидно обзывали «подмаксимками». У крепкого и еще не старого мастера (с маленькой буквы – то есть, их тех, что не мудрствуют) Лебедева, увы, есть опасность стать подобным «подникиткой», штампуя патриотические блокбастеры под чутким руководством студии «Тритэ» по крайней мере до тех пор, пока окончательно не кончится нефть. Это, возможно, неплохо с коммерческой точки зрения, судя по сборам «Экипажа». Только ведь скучно - как минимум дважды пережеванную жвачку регулярно продавать как Откровение Иоанна Богослова. Может, все-таки попробовать придумать какой-то новый смысл?..
‹ Предыдущий пост
Половая разница (Портрет жены художника)