Затрахалась трахаться (Невыносимая легкость соития)

Нарушая железный принцип молдавских строительных бригад «полработы не показывают», сумрачный скандинавский гений Ларс фон Триер решил выдать свой очередной женоненавистнический шедевр почтеннейшей публике двумя порциями. Выход «Нимфоманки-1» в российском прокате непрозрачно символически был приурочен ко Дню влюбленных, второй частью обещают порадовать к 8 Марта. Троллинг вполне в духе отметившегося похвалой Гитлеру и другими разнообразными скандалами режиссера.
Тем удивительнее, что при ближайшем рассмотрении новый фильм фон Триера в сравнении с большинством его предыдущих работ оказывается едва ли не детской сказкой в духе Александра Роу. Даже слайд-шоу из мужских гениталий не отменяет того, что кино получилось забавным, местами смешным - насколько юмор уместно вообще упоминать рядом с фон Триером – и даже частично морализаторским, что еще необычнее для неистового датчанина. Шоковой терапии «Антихриста» здесь не ждите – хотя в кадре все та же Шарлотта Гейнсбур, к радости мужской аудитории обильно перемежаемая юной Стейси Мартин, но история милой девочки Джо, которая от рассматривания папиной книжки по анатомии плавно переходит к упорядоченным совокуплениям к 8-10-ю альфа-бета-гамма самцами на короткой дистанции, вовсе не выглядит трэшем и адом. Периодический уход в явный гротеск, венцом которого становится блистательный сольный номер абсолютно неузнаваемой Умы Турман в роли обманутой матери-героини, вроде совершенно выбивается из традиционной парадигмы фон Триера.
Редкий случай, когда фон Триер оказывается слегка вторичен - в сопоставлении с Озоном, успевшим чуть раньше высказаться примерно на эту же тему картиной «Молода и прекрасна». Правда, здесь два мэтра словно поменялись амплуа: фильм француза меланхоличен и медитативен, датчанин ироничен и в меру бодр. Сходятся они в одном – трактовке нетяжелого женского поведения как одной из граней изначально имморальной человеческой природы. Моральные категории не то что не работают – они попросту не существуют в этой вселенной. И секс как таковой вообще не при чем - порнографии в фильме хватает, а вот эротики ни на грош. Совокупление для Джо – и, как можно подозревать, для самого автора – лишь способ почувствовать себя чуть-чуть живым, не более, но и не менее того.
Джо, которая рассказывает о своей насыщенной сексуальной жизни случайному знакомцу – собственно, на этом глобальном флешбеке и выстроена вся картина – занимается самобичеванием, а случайный собеседник Селигман всячески пытается ее приободрить и обелить в собственных глазах. Позиция автора в этом секс-марафоне – отстраненно-стебная: он явно не сочувствует героине в ее уничижительном пафосе, но и доброхотство героя показано с легким налетом презрения. Вспоминая Булгакова - если сейчас фон Триер показал нам сеанс черной магии, то после 8-го марта, чует мое сердце, нас ждет полное ее разоблачение – по крайней мере, на это недвусмысленно намекает краткий трейлер на финальных титрах. То есть, трэш и угар все же будут.
«Нимфоманка» стилистически сильно выбивается из фон Триеровского иконостаса какой-то невыносимой легкостью восприятия. Сексуальная озабоченность героини вовсе не вызывает озабоченности ни у нее самой, ни у зрителя – она несет свой крест довольно легко и беззаботно, и лишь разбитое в кровь лицо Шарлотты Гейнсбур какбэ намекает, что десяток любовников за ночь даже при виртуозном тайм-менеджменте до добра не доведут. Впрочем, пока это лишь предвестие катастрофы, легкий штришок к портрету затрахавшейся трахаться простой нерусской бабы.
‹ Предыдущий пост
Вишневый ад
Следующий пост ›
Город с наркотиками
0
28.02.2014 11:17:44
Забавно было перечитать Андрея после твоей рецензии. Казалось бы, об одном, но ключевой фразой сделали разные эпизоды. У кого что болит? Я обратила внимание на обе и вспомнила своего хорошего знакомого, который чуть ли с точностью до цитирования объяснял, почему у него так много женщин.
Ссылка 0